Илья Новок. (ilyanovok) wrote,
Илья Новок.
ilyanovok

Categories:

Свойства реального патриархата в сравнении с матриархатом

Традиционное общество тесно связано с такими основополагающими понятиями высоко-морального общества, как религия и патриархат. Уничтожая патриархат, уничтожается и традиционное общество и традиционная религия, поэтому, по-идее, на страже патриархата должна стоять, в первую очередь — Церковь (как на залоге ее существования). Именно поэтому в религиозных учениях власть мужчин (патриархат) это главный постулат. В России само название говорит об этом: "московский ПАТРИАРХАТ". Реальный патриархат в обществе не потому, что мужик "ух какой сильный (умный, смелый, умелый, ответственный, деловой, любящий, внимательный и т.д. до бесконечности, обладатель личных качеств) Альфа-самец", а власть мужчин держится на комплексе принципов. Мы только можем судить насколько общество более или менее патриархально, где воля мужчин преобладает над женской. Из-за чего и складывается власть мужчин в обществе, которая, в первую очередь, зависит от такого понятия обычного права как "брачный договор", который восходит к естественному праву, где отцу защищать своих жену/детей и в целом иметь свое репродуктивное право, это естественно. Идея договора проста: так как от природы мужчина не умеет вынашивать и рожать детей, то чтобы и у него (как и у нее) появилось репродуктивное право — заключается договор о владении им ее половыми свойствами (договор особого рода, потому, что предмет договора не вещи, а женские репродуктивные способности, под названием — брак). Так как договор о браке относится к обычному праву, то о его присутствии можно судить лишь косвенно по пунктам патриархата, который (договор брака обычного права) идейно отражен в первом, а в правовом смысле во втором пункте этого списка.
Вот пункты патриархата:
1. Брак заключается по договору при благословении родителей и/или представителя религиозной конфессии. Поэтому логично построение любви в браке. Но всегда сначала брак потом любовь. Любовь строят только со своим супругом/ой, и после заключения договора. Сама суть договора исключает равноправие, и утверждает власть мужа/отца, ведь договор заключается о правовом владении мужем репродуктивными свойствами жены. И это противоположное положение супругов в договоре вызывает негодование "несправедливостью" такого договора, об этом как раз писал Ницше — "Я думаю, это естественное противоположение не изменить никакими общественными договорами, никакими благими намерениями утвердить справедливость: хотя вполне понятно нежелание мириться с жестокостью, непостижимостью, аморальностью этого противостояния, уже давно всем намозолившего глаза".
2. Наказание за прелюбодеяние, или, что то же самое — смягчающая вина за преступления в порыве ревности (или оправдание убийств чести). То есть, свидетельство адекватной ответственности за нарушение условий договора владения мужем женскими репродуктивными свойствами. Это вовсе не значит, что все изменщики должны быть обязательно наказаны — нет! Прощение прелюбодеев полностью вписывается в идею существования этой ответственности. Правового принуждения к наказанию нет. Просто это наказание свидетельство действия договора о браке, больше никакой смысловой нагрузки это наказание не несет. После этого всем становится ясно, что договор РЕАЛЕН! Что этот союз является браком, а не сожительством. Христос кстати, своим прощением прелюбодейки полностью доказал реальность существования и справедливость этого договора, и ни одним словом не осудил сам договор! Что и было потом отражено в канонах Церкви, под словом "обычай".
3. Запрет абортов. Аборт противоречит самому смыслу договора о женских репродуктивных свойствах. Для чего тогда нужно было заключать договор?
4. Моральный запрет или сильное ограничение разводов (как следствие договора). Бессмысленность и логичная необоснованность разводов, ведь брак исходит из принципа — зачем нужно чужое, если можно иметь/уже есть свое?
5. Оставление детей семье отца в случае развода. Дети, как конечная цель договора, по-другому и не могут рассматриваться.
6. Алименты только на детей рожденных в браке. Нагулянные (то есть, без договора) дети и не могут считаться отцовскими. Никаких юридических прав у генетического "отца" на них нет, поэтому и ответственности быть не может. Этот принцип неукоснительно соблюдается при патриархате.
7. Право наследования имеют дети рожденные в браке. Отец может признать ребенка своим по праву, не обладая генетическим родством. Родство по воле выше, чем генетическое родство! Приемный ребенок считается ближе, чем генетический рожденный вне брака и не признанный правом и волей мужчины.
8. Отсутствуют брошенные дети, так как являются конечным итогом договора — смыслом существования патриархального общества.
9. Как следствие — положительная демографическая ситуация в стране.
10. Гомосексуальные связи запрещены, так как полностью противоречат идее брака договора в продолжении рода через репродуктивное право.
11. Половое насилие рассматривается в контексте прелюбодеяния.
12. Нет веских причин для насилия в семье кроме поддержания нравственного порядка. Роли полностью распределены по иерархии. Поэтому не может быть законов запрещающих семейное насилие, способных разрушить иерархию семьи. Никакого насилия конечно не разрешено, но иерархия много важнее.
------------------
Первый пункт сама идейная основа. Приоритет договора над чувствами. Закон поставлен выше беззакония и обеспечивает свободу воли человека, а не вмешательство Бога в свободу выбора через "таинство церкви". Второй главный, на чем и стоит патриархат, свидетельство договора о репродуктивных свойствах жены. Только при строгой и законодательно оформленной действующей ответственности, договор о браке может рассматриваться как реально существующий предмет права, то есть, это правовая основа самого существования брака-договора, а значит и патриархата, основной и точный маркер, граница, отделяющая патриархат от матриархата. Все остальные пункты просто логичное следствие от существования договора о браке.
------------------
Для сравнения с патриархатом пункты матриархата:
1. Сожительство (иногда по привычке называемое браком) без договорных обязательств заключается на принципе чувственной любви. Для продолжения материнского рода достаточно чтобы были чувства (типа "любовь"). Используется ценностная база любви как абсолютного блага, где любовь (в высшем смысле этого слова) выше любого права. Но право — это "костыли" для больного человека, чтобы помочь ему стать совершеннее и приблизиться к любви. Именно поэтому при патриархате сначала заключают договор, а потом строят любовь. Совершенно непонятно — зачем нужны костыли здоровому человеку? Зачем строить то, что уже построено? Если в паре уже есть любовь, то договор им совсем не нужен. Брак становится бессмысленным рудиментом. То есть "любовь" идущая впереди договора наоборот отменяет брак. Именно поэтому в матриархальных обществах нет брака, или он выполняет роль простой бессмысленной отмирающей формальности как иллюзия брака. Поэтому больной человек и принимает за любовь простое чувственное наслаждение, и любовью называет на самом деле похоть. В итоге получается, что идея "брака по любви" отменяет и брак и саму любовь. Этой идеей в России удачно воспользовались церковники — а не нужен никакой договор, когда между супругами царит любовь. Просто вместо слова "любовь" подставили аналогичное по смыслу слово "таинство". И все! Эту подмену никто не может заметить. Стали навязывать и противопоставлять "венчание" договору, переставили местами договор с любовью. Потом этот приоритет любви над договором перешел в светское право. В общем, при матриархате брак заключается по "любви" и "равноправию". Принцип такой, что можно брать чужое, если любишь, поэтому нет самой основы для считания чего-то чужим. То есть нет вообще основы для института права. Эгоизм становится выше права, а право служителем эгоизма! А любовь превращается в эгоизм.
2. Главный идеологический и юридический принцип: свобода женщины (своими репродуктивными свойствами) от обязанностей мужу, "мое тело — мое дело" (или тоже самое, но наоборот — "дверь открыта"). Слово "прелюбодеяние" вообще не в ходу даже, не то чтобы было правовым понятием. За договор о мужском владении ее репродуктивными свойствами вообще не может быть даже речи при матриархате! Идеологически и в правовом поле отрицается договор о браке (основа мужской власти).
3. Женщина, как владелец репродуктивных прав, сама определяет делать аборт или нет. С точки зрения права — аборт воспринимается как личное право женщины. То есть, правом аборты разрешены, и не понятна даже сама идея их ограничения. Нет никакого правового основания для их запрета — разве она кому-то еще чего-то должна без договора?
4. Разводы всегда разрешены, и (как и брак) не имеют какого-то правового значения. Вообще слово "брак" становится именем нарицательным. Матриархальное сожительство исходит из принципа — почему нельзя брать чужое, когда запрещено иметь свое, но ничего не признано чужим? В чисто матриархальных обществах вообще нет слова "брак" или "отец", поэтому не может быть и разводов.
5. Дети при разводе автоматически по обычному праву (из-за отсутствия договора о браке, где всегда определяется родство по воле) всегда остаются матери как единственному обладателю репродуктивных прав, ведь всем же ясно, что они ее родные дети по крови. В обществе, где власть женщины не утверждена официально, и где еще поддерживается иллюзия патриархата, мужчины понимая свое природное превосходство перед женщиной пытаются главенствовать не на законе (на договоре о браке) а на мужской животной доминантности, или личных качествах, что всегда воспринимается как узурпация власти, как превышение властных полномочий, ведь такая власть не законна. Это, практически, бандитизм — обладать тем, что не принадлежит мужчине по закону. Поэтому, даже сам намек на такую власть, понимается как акт агрессии — попытка спермодонора диктовать свои права законному владельцу. Такая "власть" к патриархату не имеет никакого отношения. Поэтому, борьба спермодонора за детей матери (оставить их себе после развода, или встречаться с ними в обход воли матери) воспринимается как неадекватное и вероломное поведение, выходящее за рамки норм общества и здравого смысла. Поэтому логично, что само право толкает мужчин к превращению их в женоподобных существ без особого смысла к существованию.
6. По логике матриархата алиментов нет, потому что нет договора о браке, и нет отцовства, или они понимаются как пережиток патриархата, поэтому вызывают волну справедливого мужского негодования, ведь "отец" (с точки зрения права) не может нести ответственность по алиментам, не обладая репродуктивным правом, поэтому для создания иллюзии мужского репродуктивного права так сильно проталкивается мысль о важности генетического родства "отца" детям (только какое это имеет отношение к праву — не понятно, все равно у генетического "отца" точно также репродуктивное право ограничено волей матери как и у негенетического, то есть, он по сути в любом случае бесправный спермодонор, выполняющий роль ее снабженца, а не Отец семейства).
7. Право наследования по матери не ограничено договором о браке, поэтому не вызывает сомнения, когда мать выступает наследодателем. Отцовское право наследования как и вообще собственность на вещи не имеет для мужчин стимула (как при патриархате, чем делает вообще мужчин аморфным стадом) ведь оно ограничено волей матери, которая может прекратить репродуктивное мужское право в любой момент по своему усмотрению, мужчине таких детей нельзя назвать уже вполне "своими" (и "отцы" это хорошо чувствуют). Поэтому при матриархате логичнее право наследования передавать только матери, а отцов лишать серьезной собственности; но в матриархальных обществах с патриархальными элементами сохраняются пережитки патриархата, и у отцов сохранена иллюзия своего права наследования, которое, конечно не зависит от того рождены дети в (по-привычке называемом) "браке" или вне "брака" ("брак" это одно лишь слово, просто формальность, призванная служить сохранению иллюзии по существованию института права, ведь в сущности, право при чистом матриархате это чуждый элемент). Право "чувствует" свою враждебность матриархату поэтому борется уже с материнской властью. Это явление принято называть — ювенальной юстицией. Задумана как защита прав детей юридическим правом. Правом созданным на основе репродуктивного права для защиты прав родителей. Теперь право начинает само пожирать тех, кто его создал. Право совсем отрывается от своих корней и начинает жить в своем мире.исходя из принципа защиты прав личности, а не брака.
8. Брошенные дети, беспризорники или дет.дома. Причина таже, как и при разрешении абортов, женщины смотрят на детей как на приложение самой себя, поэтому распоряжение детьми не подпадает под правовую категорию.
9. Слабая демография. Как следствие промискуитета.
10. Матриархальным отношениям никогда не была чужда идея однополой "любви" (это даже видно потому, как лесбийские отношения никогда не вызывали такого омерзения как гомосексуальные) она не противоречит идее "равноправия", где каждый владеет своими репродуктивными способностями. Ведь право больше не заботится о договоре, а служит идее защиты личных прав, которая легко скатывается в обычную идею удовольствия — бери от жизни все!
11. Половое насилие понимается как покушение на личную половую свободу.
12. Насилие в семье неизбежное следствие от перевернутого порядка хода вещей. Более сильный мужчина не имеет прав пред более слабой женщиной. Сила — последний мужской довод. Поэтому для избежания насилия, в чисто матриархальных обществах, мужчина никогда не живет вместе с женщиной, брака вообще нет. Но совмещение патриархальной идеи (брак) с матриархальной (промискуитет) обязательно приведет к насилию в семье. Законом установленное ограничение насилия способно только усилить этот антагонизм, или вообще уничтожить такие половые определения как "мужчина" и "женщина" и окончательно уничтожить даже иллюзию "брака".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments